Иван Кудрявцев
Приходится ли вам в вашей работе, творчестве бороться со страхом окончания процесса, с которым сталкивается и ваш герой, кстати?
Андрей Кончаловский
Не бойся заканчивать процесс любой! Всё равно будут там ошибки. Не надейся, что у тебя будет идеально. Ты человек. Вот нас ждёт период создания идеальных произведений — они будут созданы роботами. Вот там будет всё идеально. Божественная ошибка — это свойство человека. Всё равно мы не можем всё идеально, симметрично, даже если это пирамида Хеопса, которая, судя по всему, сделана какими-то высшими цивилизациями. Поэтому божественная ошибка есть у каждого исполнителя, и она должна быть. Я бы сказал, асимметричность. Поэтому не бойся — всегда будет асимметричность. Я не думаю об этом.

Сюжет программы «Индустрия кино»

Иван Кудрявцев
Когда вы замахнулись на этот проект, у вас не было ощущения, что это тоже такой монстр, что это огромный проект? Он таким кажется, если честно.
Андрей Кончаловский
Нет, такого ощущения не должно быть. Начинаешь копать, копаешь-копаешь, что-то оттуда выкапывается. Это похоже на делание фигуры из мрамора. Ничего добавить нельзя, можно только отнять. Берёшь кусок мрамора, откалывается-откалывается, один удар сделал — нос уже другой. Понимаешь? Поэтому вот это правильное очищение, отнимание собственно и есть создание фильма в процессе монтажа. Трудно объяснять всё это. Да и не нужно.
Иван Кудрявцев
Жалобы на сопротивление материала, я так понимаю, не пристали настоящему художнику, но тем не менее я вас попрошу, может, не пожаловаться, но рассказать немного о том, как сопротивлялись время, среда…
Андрей Кончаловский
Жаловаться не на что! Сопротивление материала должно быть всегда. У Чингиза Айтматова есть замечательный образ художника, который пытается объездить дикую лошадь. Он накидывает на неё узду, она сопротивляется, потом седло, она лягается, потом он пытается на неё залезть, она уже начинает бежать, а у тебя нога в стремени. Вот оно — сопротивление материала. И вот, где-то там в конце каких-то трудов ты, наконец, забрался на эту лошадь, которая несётся, и освоил материал. Но любой материал сопротивляется. Любой.
Иван Кудрявцев
Человек Возрождения — так говорят о Микеланджело и спорят, он ли самый главный человек Возрождения. Как вам кажется, наши времена какими временами назовут? Временем чего это может стать?
Андрей Кончаловский
Не знаю! Мир развивается не по прямой. Он развивается циклами. Эпохи сменяют друг друга, цивилизации умирают — видно закат европейской цивилизации. Он виден конкретно. Просто по произведениям искусства, по философии, по политике — видно, что идёт закат определённого периода, который называется «европейская культура». Поэтому каким-то образом думать о том про сегодня — я думаю, бессмысленно.
Иван Кудрявцев
А закат Европы…
Андрей Кончаловский
Я бы сказал по-другому. Человечество изобретает всё больше средств, чтобы не двигаться, а просто есть. Вот сейчас человечество изобретает всё больше средств, чтобы меньше двигаться — уже я вижу бесконечные электрические велосипеды, самокаты либо сигвеи. Не ходить, а как-то двигаться не двигаясь. Вот так человечество устроено. И есть ещё — чтобы доступна была еда. Я думаю, следующий шаг, когда человечество поймёт, что необходим дефицит. Дефицит всего, чтобы человек оставался человеком. Изобилие лишает человечество наслаждений. Вот, пожалуйста, возьми любого ребёнка — если у него родители состоятельные, вся детская комната завалена игрушками, а он вообще несчастное существо! А в деревне бывает какую-то тряпочку или деревяшечку сделает — сидит, наслаждается.

Трейлер фильма «Грех»

Иван Кудрявцев
Вам приходится делать над собой усилие, чтобы оставаться голодным?
Андрей Кончаловский
Да. Создание дефицита — это усилие. Двигаться? Ну, не хочется двигаться! Хочется, чтобы тебя везли. Но надо двигаться, просто потому что то, что не движется, умирает.
Иван Кудрявцев
Спасибо вам, Андрей Сергеевич, за интервью и картину!
Андрей Кончаловский
Спасибо!